Глухие окна фото

Кликните на картинку, чтобы увидеть её в полном размере

Глухое окно фото interiorspaceru


глухие окна фото

2017-09-23 13:05 Глухие пластиковые окна стоят дешевле, чем распашные и раздвижные 2 эркерные окна фото Остекление с выносом Это такой вид остекления лоджии, когда окна выносятся за ее пределы




Человек - самое загадочное существо. Тяжело больные люди, вопреки всему, стараются выжить. А абсолютно здоровые убивают себя наркотиками и алкоголем!


На Западе соседка соседке рекомендует докторов, в России - лекарства.






Не стони ты по мне, не стони! Не приду, не рассыплюсь снегами... Я тебя одарила рогами. Не стони ты по мне, не стони!


Про Францию с любовью. Собралась, было дело, в городе Парижу разношерстная компания чудаков-врачевателей на свою конференцию. А в этой компании моментально сложилась еще одна компания. Была она русскоговорящая, но сложилась не по языку (хотя и это тоже), а по совместным соревнованиям по вольной борьбе и не только вольной и не только борьбе. Были там бакинский еврей Сема, кишиневец Игорь, дончанин донецкий Ашот (по понятным причинам приехавший якобы из Армении) и крохотный стоматолог Аркаша из Москвы. Вид такой вот интеллигентной на вид публики совсем не крупных мужичков не должен вас смущать. Все они отслужили в армии, разных стран, но армии, даже Сема скромно потупив глазки что-то промычал про прыжки с парашютом. Типа поддержать разговор - все мы десантники. Тоже мне десантники в очечках с рюкзачками. Общий язык и общие татами сразу поставили прямой вопрос - мы что сюда на картинки приперлись пялиться? Мы здесь зачем? Само собой - Париж город чудес и любви. Гуляем. Для отчетности посетили Орсе, слазили на Монмартр, спустились к Мулен Руж и, гулять так гулять, началось изучение местных кафешек и их репертуара. С каждым новым кафе жизнь становилась интереснее и девушки краше. Так и оказались на бульваре Османн и тут облом. Проходя мимо какой-то плохопахнущей забегаловки Сема как истинный бакинец высказал нечто обидное для входящих туда новых парижан, причем со всей артистической бакинско-еврейской страстью. Понятно, что гости господина Холланда и фрау Меркель ничего совершенно не поняли из пространной Семиной речи, но его артистизм не оставил и капли сомнения в личном Семином их неприятии. И через пару минут наша компания обнаруживает себя в какой-то подворотне, прижатыми к стене оравой гостей Франции, что-то вопящих и явно не по-французски. Сема терпеть не мог, как истинный еврей, когда кто-то из его соседей на исторической родине лезет без спроса в его рюкзак. Наверное это также не любят все, кто служил в армии. Я говорил вам про вольную борьбу? Извините, ввел вас в заблуждение, в армии она называется боевое самбо. И еще 30 секунд и вопли обиженных жестами Семы персонажей сменились тишиной. Только тоненький плач иссиня черного бугая, качающего, сидя в мусорном баке, свою сломанную ручку нарушал вечернюю тишину подворотни. Собрав в пакет ножики и пукалки компании обиженных, Аркаша как самый продвинутый в стоматологии, выкинул его в мусорный бак и заявил - щаз начнется - рвем когти. Что начнется-то? Плакать будут, звать полицию и страдать. Нахрен нам это надо. И компания резво припустила куда-то по переулку вверх. Оказалось, что это была улочка к вокзалу - Гар де Сен-Лазар. Десять минут и компания внутри разглядывает табло электричек. Из незнакомых названий выплывает Rouen. Ну конечно, Руан, мы же в Орсе видели Моне и собор. Едем. 10 евро с человека и через час с небольшим мы выгружаемся в Руане. Вы когда-нибудь были теплым летним вечером, пахнущем лавандой и свежим хлебом, еще светлым но уже с полной луной на небе в маленьком чистом городке Нормандии? Значит вы не знаете какая она есть настоящая Франция и какое оно это счастье, обнимающее тебя с небес. Мы пошли пешком по вечерним улочкам. Зашли в маленький ирландский магазинчик у вокзала, купили Гиннеса и побольше. В соседней булочной - каких-то крендельков, в гастрономчике - колбасок в конфетных обертках и не торопясь двинулись в центр городка. Темнело. На знаменитом Руанском Соборе показывали цветовое шоу. Народ сидя на ступеньках аплодировал неожиданным фантазиям авторов. Хотелось кушать. Но у нас с собой было... Спустившись чуть ниже мы обнаружили речку, как оказалось это была Сена. Усевшись на парапете, только мы собрались попить пивка, как какие-то местные девахи стали что-то нас спрашивать. Нам не жалко, достали гиннеса, стаканчики пластиковые - присоединяйтесь типа. Слава богу среди девах оказалась наша украинская землячка и языковый барьер с грохотом рухнул навзничь. Ну а девахи, что поделаешь, любая работа есть работа, оказались местными проститутками. Мы оказывается на их место приперлись. Перебравшись поближе к воде Ашот не придумал ничего лучшего, как развести костерок. Нельзя же!!! Пофиг, девушки: наливаем, выпиваем и танцуем с поцелуем! Не совсем рядом, но и не очень далеко стояли на рейде несколько круизных корабликов, возящих по рекам Европы туристов, в основном немцев. Наш гогот, смех, может разбудил, а может просто из любопытства пригнал к нам пяток немецких туристок. Но мы уже сбегали и у нас с собой было. Вы говорите нет никого зануднее немецких туристов? Вранье!! Нет никого безбашенней и креативней немецких пенсионерок. Они тоже сбегали и тоже принесли. Вы пробовали горячий пунш из темного пива, шнапса на полыни и сорванных на парапете каких-то розовых цветков?? Попробуйте, если еще рядом будет булькать Сена, светить луна и танцевать под айфон юные украинки и пожилые немки - вы поймете что такое счастье. Сознаюсь, на всю ночь у нашей компании сил не хватило. Сломались. Девушки и немки помогли нам добраться до теплоходика, там нас разложили в холле, причем дежурные матросы совершенно не удивились. Думаю, что бабули неплохо так проводили круиз. А утром, позавтракав с нашими бабульками в ресторанчике на главной улочке, мы проводили их обратно на корабль - круиз ждать не будет. Что дальше? Обратно? К неграм на разборки? Да ну нах. Дальше был Ла Манш, Довиль, Этрета, Гавр, знакомства и она - любовь. Но это уже другая история. Мы конечно вернулись домой, но Ашот и Игорь вернулись в Нормандию навсегда - жить, работать и растить детей. Мы каждый год приезжаем к ним и обязательно вспомним тот яркий солнечный июль, сроднивший нас навсегда со Францией. С настоящей Францией.